Галушин: НПК должна стать заметным игроком на рынке перестрахования

Перестраховочная компания возьмет на себя санкционные риски

Галушин: НПК должна стать заметным игроком на рынке перестрахования

На рынке страхования в этом году появился новый игрок — Национальная перестраховочная компания, которая является 100-процентной "дочкой" Банка России. Представители различных компаний пока гадают, что ждать от НПК, какие риски она возьмет на себя и во сколько обойдется страховщикам цессия. Все эти вопросы "РГ" задала главе НПК Николаю Галушину.

Николай Владимирович, с чего начнете? Какие риски будете перестраховывать?

Николай Галушин: Мы предполагаем начать свою деятельность уже в этом году, сразу после получения лицензии Банка России. Нужно выстроить взаимоотношения с рынком в добровольном формате до вступления в силу закона об обязательной передаче рисков на перестрахование в НПК с 1 января 2017 года. Уверен, что, если сможем ответить на большее количество вопросов со стороны участников рынка еще в этом году, тем проще и безболезненнее система будет работать потом.

После получения лицензии на перестрахование, работа с рынком начнется по тем направлениям, которые сейчас являются открытыми, в том числе и по санкционным рискам. Также планируем встраиваться в общую инфраструктуру перестраховочного рынка России, предоставляя участникам емкость НПК по всем проектам, по которым мы можем быть востребованы.

Наша компания должна сформулировать свою андерайтерскую политику, то есть определить и согласовать с рынком (с Советом по перестрахованию — совещательным органом, создаваемым в рамках требований закона N 363-ФЗ) приоритетные направления своей деятельности. А также расчетные финансовые возможности по удержанию рисков по договорам перестрахования в зависимости от вида страхования и типа объектов. Только после этого страховые компании при передаче рисков в перестрахование смогут принять решение и не ограничиваться только 10-процентным участием , но и принимая, в случае необходимости, более существенные доли в перестраховании через НПК.

Как это будет происходить на практике?

Николай Галушин: В этом вопросе достаточно жесткая позиция сформулирована в законе: Национальная перестраховочная компания обязана на условиях прямого страховщика принять долю в размере 10 процентов от любого санкционного бизнеса. Но только 10 процентов. Причем по любой цене, по которой прямой страховщик осуществляет размещение риска в перестрахование.

Если прямой страховщик нуждается в большем объеме перестрахования риска в НПК, то есть НПК выступает в качестве лидирующего (основного) перестраховщика, то условия такого перестрахования (объем покрытия, франшизы, исключения, стоимость перестрахования, прочие условия) уже определяются нашей компанией. Прямой страховщик либо соглашается с этими условиями и получает возможность разместить в НПК весь объем санкционного риска в рамках возможностей по собственному удержанию, либо передает нам на своих условиях только 10 процентов риска.

В частных беседах представители ряда крупных страховых компаний беспокоятся, что НПК может пойти не рыночным путем, а будет происходить дальнейшее огосударствление этого процесса. И компаниям придется передавать в перестраховочную компанию через какое-то время уже не 10, а, допустим, 20 процентов. Как это, к примеру, произошло с белорусской перестраховочной компанией. Как создание вашей компании повлияет на страховой рынок?

Николай Галушин: НПК является субъектом страхового дела. Точно таким же, как и любая другая российская страховая или перестраховочная компания. Ее принципиально отличает только то, что компания создана единственным акционером в лице Банка России и то, что компания для балансирования портфеля санкционных рисков будет получать 10 процентов от передаваемых в перестрахование рисков российских страховых компаний. НПК не влияет и не может влиять на изменение законодательства РФ в части как увеличения объема обязательной передачи в НПК доли в рисках, так и ее уменьшении вплоть до нуля.

НПК должна стать заметным игроком на рынке российского перестрахования, взаимодействуя и поддерживая национальных игроков

С точки зрения создания полноценного функционирующего субъекта страхового дела очень важно, чтобы НПК сформировала сбалансированный портфель, не ограничиваясь исключительно работой с рынком в рамках обязательной цессии, но и поддерживая компании, которые нуждаются в этом, принимая доли, более существенные, чем 10 процентов, выступая в роли лидирующего перестраховщика. НПК должна стать заметным игроком на рынке российского перестрахования, взаимодействуя и поддерживая национальных игроков, в том числе и в отношении новых видов страхования, развитие которых сдерживается отсутствием перестраховочной емкости.

Мне кажется, что определенная настороженность рынка по отношению к НПК связана с пока еще формируемой командой НПК — рынок хотел бы видеть понятных для себя сотрудников компании, которые бы разбирались в текущей рыночной ситуации, профессионально владели ремеслом андерайтеров и были бы ориентированы на развитие и сотрудничество. До конца ноября 2016 года я намереваюсь представить рынку основных бизнес-лидеров по направлениям входящего перестрахования. Надеюсь, что эти люди и в НПК вызовут уважение и будут признаны партнерами.

Кризис отразился на всей отрасли и, безусловно, не обошел стороной и страхование. Наблюдается ли сейчас массовый отказ предприятий от страхования?

Николай Галушин: Считаю, что так ставить вопрос не совсем корректно. Предприятия не могут полностью отказаться от страхования. Например, потому что у них есть транспортные средства, и, соответственно, они обязаны покупать ОСАГО, или у них на территории расположены опасные производственные объекты, и предприятия должны покупать ОСОПО. Во многих организациях действуют коллективные трудовые договоры, которые обязывают работодателя покупать ДМС для сотрудников.

Хотя, стоит признать, по согласованию с профсоюзами возможны изменения условий, даже сужение страхового покрытия. По имущественным видам страхования наблюдается тенденция сокращения объемов страхования, что во многом связано с тем, что в условиях неблагоприятной конъюнктуры и роста стоимости заемных средств некоторые предприятия отказались от привлечения новых кредитов, что в свою очередь повлияло на сокращение объемов по страхованию имущества, которое закладывалось в залог под получаемые кредиты. У многих предприятий программы страхования имущества были непосредственно связаны с выполнением требований банков по страхованию предметов залога. В этом году наблюдается уже некоторое оживление этого сегмента рынка.

Досье

Николай Галушин родился в 1972 году в Москве. В 1994 году окончил Российскую экономическую академию (ныне — университет) им. Г.В. Плеханова по специальности "Международные экономические отношения". Карьеру в страховании начал в 1994 году в компании "Ингосстрах". В 2004 году перешел на работу в Группу Ренессанс Страхование в качестве заместителя генерального директора. С 2005 года и до конца 2011 года являлся заместителем генерального директора компании "Ингосстрах". В январе 2012 года вышел в "СОГАЗ" на должность заместителя председателя правления. В 2013 году был назначен первым заместителем председателя правления "СОГАЗа". В компании он курировал блок корпоративных продаж, отвечал за развитие бизнеса в регионах и представлял интересы компании в профессиональных ассоциациях и союзах.

Решением Банка России 29 июля 2016 года назначен президентом Национальной перестраховочной компании (НПК), 100-процентной "дочки" Банка России.

Источник: rg.ru