Кузбасские бизнесмены пожаловались на произвол надзорных органов

Административное давление на малый и средний бизнес сводит на нет меры его господдержки

Кузбасские бизнесмены пожаловались на произвол надзорных органов

По данным администрации Кемеровской области, Кузбасс занимает третье место в СФО по количеству предпринимателей. Но при этом здесь вдвое чаще, чем в других сибирских регионах, жалуются на административное давление на бизнес.

Шесть раз за два года

В Кемеровской области насчитывается 85 тысяч субъектов малого и среднего бизнеса, в этой сфере занято более 300 тысяч человек, или каждый четвертый трудоспособный житель. Как уточнила начальник областного департамента по развитию предпринимательства и потребительского рынка Вероника Трихина, в 2015-м в регионе открылось свыше пяти тысяч новых малых предприятий, которые за год произвели товаров и услуг на 500 с лишним миллиардов рублей.

По словам кузбасского бизнес-омбудсмена Елены Латышенко, созданию новых субъектов предпринимательства последние пять-семь лет помогали меры господдержки. К примеру, в этом году деловым людям, за которых поручилось государство, банки выдали в общей сложности миллиард рублей кредитов на реализацию 137 проектов. В 2017-м поручительств, а значит — и денег, должно быть в два раза больше. Но начать свое дело — это, простите за каламбур, только полдела. Бизнес нужно суметь развить и сохранить.

— Массированная поддержка привела к тому, что доля субъектов предпринимательства в налоговых поступлениях в региональный бюджет достигла в среднем 25 процентов и больше не растет, — отмечает Латышенко. — Значит, есть сдерживающие факторы. И мы убеждены, что один из них — административное давление. Именно по этому пункту у Кемеровской области не самые лучшие показатели в национальном рейтинге состояния инвестиционного климата в регионах. К слову, рост административной нагрузки отметили 58 процентов кузбасских предпринимателей, опрошенных ВЦИОМом в начале года (аналогичный показатель по РФ — 53 процента в среднем).

Жалобы на произвол контрольно-надзорных органов, выражающийся в многочисленных, затяжных и необоснованных проверках, которые проводятся с нарушениями процедуры, составляют не менее четверти всех обращений (а их уже более пятисот), поступивших к уполномоченному по правам предпринимателей в Кузбассе за все время. Причем количество таких жалоб за прошедший год удвоилось.

— Предприниматели жалуются на использование в отношении них механизмов, позволяющих не согласовывать контрольные мероприятия с прокуратурой (в частности, если проводится административное расследование), а также на применение наказаний, несоразмерных выявленным нарушениям, — продолжает Елена Латышенко. — Так, например, одно предприятие за два года пережило одну документарную проверку и пять административных расследований. И все — с подачи муниципальных органов власти, которые неустанно писали жалобы в разные инстанции. Соответственно, проверяющие, не успев уйти с предприятия, возвращались туда снова и снова. Все это прекратилось лишь после нашего обращения в облпрокуратуру и вышестоящий орган контроля. К сожалению, случается, что бизнес "кошмарят" и недобросовестные конкуренты, инициируя проверки друг против друга. Так или иначе, но по статистике десять процентов российских предпринимателей за год проверили более семи раз. Стоит ли удивляться, что официально зарегистрировать свое дело решаются не все? Помню, когда один из жителей Кузбасса открыл семейный бизнес — небольшую станцию техобслуживания, то соседи, занимающиеся тем же самым на той же улице, но нелегально, дружно покрутили пальцем у виска. Увы, не зря: к их соседу потянулись вереницы контролеров. И хотя сколько-нибудь серьезных нарушений они не обнаружили, без протокола и назначения штрафа ни один не ушел.

А после выездной налоговой проверки владельцу двух продовольственных магазинов в маленьком городе на юге области за неправильный подсчет ЕНВД было доначислено вместе со всеми штрафами почти 48 миллионов рублей. Для малого предприятия, проработавшего на рынке десять лет и создавшего сорок рабочих мест, это смерти подобно.

— Надо понимать, что административное давление убивает не только действующий, но и еще не рожденный бизнес: вряд ли молодые люди захотят начинать свое дело, наслушавшись и насмотревшись подобных историй, — уверена Елена Латышенко.

Живут за счет штрафов?

Права тех, кто страдает от излишнего внимания контролеров, защищает прокуратура. В Кузбассе процент отказов в согласовании проверок малого и среднего бизнеса ежегодно превышает среднероссийский показатель. По словам Елены Латышенко, на каждого предпринимателя в регионе приходится свыше 170 проверяющих, и на нынешний год было запланировано более десяти тысяч контрольных мероприятий. Прокуратура урезала список на треть, усмотрев в действиях инспекторов (в том числе, Ростехнадзора, Роспотребнадзора, Кузбассобрнадзора и Гострудинспекции) 307 нарушений закона. Появилась и тенденция к сокращению числа внеплановых проверок (в прошлом году их провели 3,5 тысячи — на восемнадцать процентов больше, чем в 2014-м).

При этом 56 процентов кузбасских участников опроса ВЦИОМа (по РФ — 31 процент) заявили, что максимальные административные барьеры для ведения предпринимательской деятельности в регионе создает налоговая служба. Поэтому бизнес (а с ним и налоги) уходит туда, где УФНС относится к проведению проверок не так жестко и бескомпромиссно. В итоге количество снявшихся с налогового учета в Кузбассе юрлиц и индивидуальных предпринимателей в 2015 году в полтора раза превысило количество прибывших в регион — 653 против 393.

— Налоговый кодекс позволяет наблюдать за предприятием в рамках текущего контроля, не предупреждая его руководство о возможном попадании в зону риска (например, из-за сотрудничества с недобросовестным контрагентом), поэтому инспекторы молча собирают данные, а потом приходят с выездной проверкой и выставляют штрафные санкции сразу за три года, — поясняет Латышенко. — Мы же хотим, чтобы УФНС перешло на рискоориентированную модель (технические возможности это позволяют), работая больше на профилактику нарушений, а не на пополнение бюджета за счет штрафов и пени. Иногда предприятия просто не способны их платить, поскольку вынуждены закрываться и банкротиться. В свою очередь, жесткое налоговое администрирование и налоговая миграция влияют на общий инвестиционный климат в регионе и не способствуют конкурентоспособности. Как и негативный информационный фон не содействует ни вовлечению новых субъектов бизнеса в деловую активность, ни выходу его из тени. Мы хотим, чтобы бюджеты пополнялись за счет появления новых налогоплательщиков и рабочих мест, а контрольно-надзорные органы занимались профилактикой нарушений и обеспечением безопасности наших граждан. Но, к сожалению, нередко эти органы, вместо того, чтобы стать партнерами и консультантами предпринимателей, считают достижением выход на самоокупаемость за счет штрафов.

Шаги навстречу

Чтобы изменить ситуацию к лучшему, кузбасский уполномоченный по защите прав предпринимателей и местная торгово-промышленная палата в этом году заключили с УФНС соглашение о взаимодействии. По словам Елены Латышенко, это уже помогло пригласить налоговиков и бизнес к диалогу. В регионе состоялось несколько совместных приемов для предпринимателей, которым помогли в решении проблем и восстановлении нарушенных прав. Практикуются и выездные приемы с участием работников областной прокуратуры, встречи в формате "Бизнес и власть: откровенный разговор". Проводились встречи и с Гострудинспекцией, Роспотребнадзором, а в ближайших планах — встреча с таможенниками.

— Отследить изменяющиеся требования контрольно-надзорных органов зачастую очень сложно, эта информация размещается на неудобных и недоступных источниках, — подчеркнула Латышенко. — Поэтому мы настаиваем, чтобы она размещалась на сайтах контролеров, и любой предприниматель мог привести свою деятельность в соответствие с законом.

В свою очередь, руководство обладминистрации обратилось с предложением к главе ФНС и полномочному представителю президента в СФО — утвердить единые для всех территорий рекомендации по налоговому контролю, чтобы подход к проверкам стал универсальным. Предложено и распространить на весь бизнес действие статьи административного кодекса, позволяющей наказывать нарушителя либо выплатой пени либо штрафом, заменять последний предупреждением, не начислять штрафные санкции на сумму неоплаченного налога тем, кто нарушил впервые.

А в числе федеральных мер — составление единого реестра проверок (утвержден и порядок исключения из него), введение надзорных каникул, освобождающих малый бизнес от проверок до конца 2018 года.

— Но не стоит забывать, что налоговая служба не обязана согласовывать с прокуратурой свои внеплановые проверки, и они могут состояться, несмотря на надзорные каникулы.

Источник: rg.ru

Кузбасские бизнесмены пожаловались на произвол надзорных органов

Административное давление на малый и средний бизнес сводит на нет меры его господдержки

Кузбасские бизнесмены пожаловались на произвол надзорных органов

По данным администрации Кемеровской области, Кузбасс занимает третье место в СФО по количеству предпринимателей. Но при этом здесь вдвое чаще, чем в других сибирских регионах, жалуются на административное давление на бизнес.

Шесть раз за два года

В Кемеровской области насчитывается 85 тысяч субъектов малого и среднего бизнеса, в этой сфере занято более 300 тысяч человек, или каждый четвертый трудоспособный житель. Как уточнила начальник областного департамента по развитию предпринимательства и потребительского рынка Вероника Трихина, в 2015-м в регионе открылось свыше пяти тысяч новых малых предприятий, которые за год произвели товаров и услуг на 500 с лишним миллиардов рублей.

По словам кузбасского бизнес-омбудсмена Елены Латышенко, созданию новых субъектов предпринимательства последние пять-семь лет помогали меры господдержки. К примеру, в этом году деловым людям, за которых поручилось государство, банки выдали в общей сложности миллиард рублей кредитов на реализацию 137 проектов. В 2017-м поручительств, а значит — и денег, должно быть в два раза больше. Но начать свое дело — это, простите за каламбур, только полдела. Бизнес нужно суметь развить и сохранить.

— Массированная поддержка привела к тому, что доля субъектов предпринимательства в налоговых поступлениях в региональный бюджет достигла в среднем 25 процентов и больше не растет, — отмечает Латышенко. — Значит, есть сдерживающие факторы. И мы убеждены, что один из них — административное давление. Именно по этому пункту у Кемеровской области не самые лучшие показатели в национальном рейтинге состояния инвестиционного климата в регионах. К слову, рост административной нагрузки отметили 58 процентов кузбасских предпринимателей, опрошенных ВЦИОМом в начале года (аналогичный показатель по РФ — 53 процента в среднем).

Жалобы на произвол контрольно-надзорных органов, выражающийся в многочисленных, затяжных и необоснованных проверках, которые проводятся с нарушениями процедуры, составляют не менее четверти всех обращений (а их уже более пятисот), поступивших к уполномоченному по правам предпринимателей в Кузбассе за все время. Причем количество таких жалоб за прошедший год удвоилось.

— Предприниматели жалуются на использование в отношении них механизмов, позволяющих не согласовывать контрольные мероприятия с прокуратурой (в частности, если проводится административное расследование), а также на применение наказаний, несоразмерных выявленным нарушениям, — продолжает Елена Латышенко. — Так, например, одно предприятие за два года пережило одну документарную проверку и пять административных расследований. И все — с подачи муниципальных органов власти, которые неустанно писали жалобы в разные инстанции. Соответственно, проверяющие, не успев уйти с предприятия, возвращались туда снова и снова. Все это прекратилось лишь после нашего обращения в облпрокуратуру и вышестоящий орган контроля. К сожалению, случается, что бизнес "кошмарят" и недобросовестные конкуренты, инициируя проверки друг против друга. Так или иначе, но по статистике десять процентов российских предпринимателей за год проверили более семи раз. Стоит ли удивляться, что официально зарегистрировать свое дело решаются не все? Помню, когда один из жителей Кузбасса открыл семейный бизнес — небольшую станцию техобслуживания, то соседи, занимающиеся тем же самым на той же улице, но нелегально, дружно покрутили пальцем у виска. Увы, не зря: к их соседу потянулись вереницы контролеров. И хотя сколько-нибудь серьезных нарушений они не обнаружили, без протокола и назначения штрафа ни один не ушел.

А после выездной налоговой проверки владельцу двух продовольственных магазинов в маленьком городе на юге области за неправильный подсчет ЕНВД было доначислено вместе со всеми штрафами почти 48 миллионов рублей. Для малого предприятия, проработавшего на рынке десять лет и создавшего сорок рабочих мест, это смерти подобно.

— Надо понимать, что административное давление убивает не только действующий, но и еще не рожденный бизнес: вряд ли молодые люди захотят начинать свое дело, наслушавшись и насмотревшись подобных историй, — уверена Елена Латышенко.

Живут за счет штрафов?

Права тех, кто страдает от излишнего внимания контролеров, защищает прокуратура. В Кузбассе процент отказов в согласовании проверок малого и среднего бизнеса ежегодно превышает среднероссийский показатель. По словам Елены Латышенко, на каждого предпринимателя в регионе приходится свыше 170 проверяющих, и на нынешний год было запланировано более десяти тысяч контрольных мероприятий. Прокуратура урезала список на треть, усмотрев в действиях инспекторов (в том числе, Ростехнадзора, Роспотребнадзора, Кузбассобрнадзора и Гострудинспекции) 307 нарушений закона. Появилась и тенденция к сокращению числа внеплановых проверок (в прошлом году их провели 3,5 тысячи — на восемнадцать процентов больше, чем в 2014-м).

При этом 56 процентов кузбасских участников опроса ВЦИОМа (по РФ — 31 процент) заявили, что максимальные административные барьеры для ведения предпринимательской деятельности в регионе создает налоговая служба. Поэтому бизнес (а с ним и налоги) уходит туда, где УФНС относится к проведению проверок не так жестко и бескомпромиссно. В итоге количество снявшихся с налогового учета в Кузбассе юрлиц и индивидуальных предпринимателей в 2015 году в полтора раза превысило количество прибывших в регион — 653 против 393.

— Налоговый кодекс позволяет наблюдать за предприятием в рамках текущего контроля, не предупреждая его руководство о возможном попадании в зону риска (например, из-за сотрудничества с недобросовестным контрагентом), поэтому инспекторы молча собирают данные, а потом приходят с выездной проверкой и выставляют штрафные санкции сразу за три года, — поясняет Латышенко. — Мы же хотим, чтобы УФНС перешло на рискоориентированную модель (технические возможности это позволяют), работая больше на профилактику нарушений, а не на пополнение бюджета за счет штрафов и пени. Иногда предприятия просто не способны их платить, поскольку вынуждены закрываться и банкротиться. В свою очередь, жесткое налоговое администрирование и налоговая миграция влияют на общий инвестиционный климат в регионе и не способствуют конкурентоспособности. Как и негативный информационный фон не содействует ни вовлечению новых субъектов бизнеса в деловую активность, ни выходу его из тени. Мы хотим, чтобы бюджеты пополнялись за счет появления новых налогоплательщиков и рабочих мест, а контрольно-надзорные органы занимались профилактикой нарушений и обеспечением безопасности наших граждан. Но, к сожалению, нередко эти органы, вместо того, чтобы стать партнерами и консультантами предпринимателей, считают достижением выход на самоокупаемость за счет штрафов.

Шаги навстречу

Чтобы изменить ситуацию к лучшему, кузбасский уполномоченный по защите прав предпринимателей и местная торгово-промышленная палата в этом году заключили с УФНС соглашение о взаимодействии. По словам Елены Латышенко, это уже помогло пригласить налоговиков и бизнес к диалогу. В регионе состоялось несколько совместных приемов для предпринимателей, которым помогли в решении проблем и восстановлении нарушенных прав. Практикуются и выездные приемы с участием работников областной прокуратуры, встречи в формате "Бизнес и власть: откровенный разговор". Проводились встречи и с Гострудинспекцией, Роспотребнадзором, а в ближайших планах — встреча с таможенниками.

— Отследить изменяющиеся требования контрольно-надзорных органов зачастую очень сложно, эта информация размещается на неудобных и недоступных источниках, — подчеркнула Латышенко. — Поэтому мы настаиваем, чтобы она размещалась на сайтах контролеров, и любой предприниматель мог привести свою деятельность в соответствие с законом.

В свою очередь, руководство обладминистрации обратилось с предложением к главе ФНС и полномочному представителю президента в СФО — утвердить единые для всех территорий рекомендации по налоговому контролю, чтобы подход к проверкам стал универсальным. Предложено и распространить на весь бизнес действие статьи административного кодекса, позволяющей наказывать нарушителя либо выплатой пени либо штрафом, заменять последний предупреждением, не начислять штрафные санкции на сумму неоплаченного налога тем, кто нарушил впервые.

А в числе федеральных мер — составление единого реестра проверок (утвержден и порядок исключения из него), введение надзорных каникул, освобождающих малый бизнес от проверок до конца 2018 года.

— Но не стоит забывать, что налоговая служба не обязана согласовывать с прокуратурой свои внеплановые проверки, и они могут состояться, несмотря на надзорные каникулы.

Источник: rg.ru