Россия и ОПЕК определят будущее цен на нефть

Россия и ОПЕК определят будущее цен на нефть

В понедельник, 26 сентября, в Алжире стартует трехдневный Международный энергетический форум, на котором, как ожидается, пройдет неформальная встреча Организации стран — экспортеров нефти (ОПЕК) с Россией. На повестке — разработка плана совместных действий, которые помогут рынку нефти прийти в себя.

Однако эта задача нетривиальна. Как оказалось, добытчикам сланцевой нефти хватает цены бочки выше 40 долларов для буровой активности, плюс в третьем квартале 2017 года, скорее всего, наступит дефицит предложения нефти на мировом рынке и, вероятно, усилия картеля и России на этом фоне могут свестись к нулю — рынок сам расставит все по своим местам.

С другой стороны, переговоры о заморозке сыграют на руку ОПЕК, которая в последние годы почти исчерпала кредит доверия рынка, но в случае успешного исхода встречи в Алжире может его еще продлить. Россия же при любом исходе ничего не теряет.

Планы Персидского залива

Многие члены картеля выступают за проведение повторных переговоров по заморозке добычи. Среди таковых Венесуэла, которая в начале этого года была инициатором первой встречи в Дохе (Катар) в апреле, ОАЭ, Кувейт, Саудовская Аравия, уже допустившая даже сокращение добычи, Иран, ожидающий выхода на досанкционный уровень производства, Алжир и ряд африканских стран, входящих в ОПЕК.

Нигерия, нефтяная отрасль которой пострадала из-за политической обстановки в стране, планирует, как и Иран, дождаться выхода на прежний уровень добычи, но по заявлениям выбивается из общего ряда. Так, министр нефти страны Эммануэль Ибе Качикву не верит, что участникам встречи удастся прийти к консенсусу, но потенциальное влияние решения на рынок оценивает как высокое.

Задача переговоров в Алжире — помочь нефти подрасти в цене лишь ненамного. Чрезмерный рост вдохновит сланцевую революцию

В последние недели одни только разговоры о заморозке позволили ценам на нефть эталонной марки Brent стабилизироваться в диапазоне 44-47 долларов за баррель, но в целом ОПЕК опасается повышения котировок выше 60 долларов, рассказали The Wall Street Journal несколько делегатов картеля. Поэтому ближайшая цель — 50-60 долларов, которые позволят улучшить экономическое положение стран Персидского залива и одновременно сдержат буровую активность в США, пояснил министр нефти Ирана Бижан Зангане.

Венесуэлу и Алжир это, наоборот, не пугает: они рассчитывают на скачок котировок за счет переговоров о заморозке до 70 долларов, что эксперты считают скорее фантастическим сценарием. Правда, алжирский министр нефти Нуреддин Бутарфа умерил аппетиты до 60 долларов после встречи с господином Зангане.

Сланцевая революция продолжается

В переговорах вновь не могут участвовать США. Дело в том, что у американской стороны нет единого представителя в лице министерства энергетики, которое в основном занимается научно-техническими вопросами, а не международной повесткой.

Сланцевый сектор страны тем временем держится молодцом: с конца мая этого года стоимость западно-техасской смеси WTI (одного из эталонов мирового рынка, на который ориентируются американские производители) опускалась ниже 40 долларов за баррель лишь дважды, и буровая активность за океаном безостановочно растет. В эксплуатацию с 27 мая вновь введено 98 установок.

Затяжное падение цен с конца 2014 года казалось ОПЕК чудесным избавлением от нарастающей сланцевой добычи в США, однако отрасль теперь устойчивее к низким котировкам за счет развития технологий. Некоторые члены картеля ранее ожидали, что американские производители начнут сокращать бурение после падения стоимости WTI ниже 50 долларов, рассказывал один из ближневосточных делегатов ОПЕК, но сланец «удивил нас и может это сделать снова».

Пока речь идет о восстановлении уровня добычи за океаном, а не введении в эксплуатацию новых вышек. Это станет возможно при цене нефти выше 60 долларов за баррель, полагает консультант швейцарской Petromatrix Оливье Жакоб.

Рынок балансирует на грани

Кроме таких факторов, как сланцевая добыча и заморозка производства ведущими нефтедержавами, над рынком довлеет еще один, пожалуй, самый весомый — это постепенно сокращение переизбытка предложения.

По данным Администрации энергетической информации США (EIA), дефицит наступит в третьем квартале 2017 года. Сейчас наблюдается профицит, который, будучи фундаментальным фактором, сильнее всего ограничивает котировки в росте с первого квартала 2014 года (см. инфографику).

На фоне этого переговоры о заморозке добычи могут сыграть с участниками встречи в Алжире злую шутку. Либо производители договорятся, выполнят все оговоренные условия и потеряют долю на рынке, так как ее займут игроки из США, либо переговоры вновь признают неудавшимися, и биржевые котировки ненадолго захлестнет волна пессимизма. То есть задача усложняется: нужно дать рынку ограниченный повод для оптимизма, так как с возвращением дефицита предложения стоимость бочки нефти сама собой пойдет вверх.

Это следует из опыта прошлых лет. Так, с 2011 года наибольший профицит предложения был зафиксирован в четвертом квартале 2015 года — 2,32 миллиона баррелей в сутки. На биржевых котировках наряду с другими факторами это сказалось к концу января — началу февраля этого года, когда стоимость Brent провалилась до 27,1 доллара, а WTI — до 26,05 доллара.

Наибольший дефицит наблюдался в третьем квартале 2011 года, и в тот момент за Brent на максимуме давали 120 долларов, за WTI — 100,6. Сейчас профицит предложения составляет около 750 тысяч баррелей в сутки, а цена бочки Brent колеблется у 47 долларов. Вероятно, к концу первой половины 2017 года мы наконец увидим идеальную цену барреля нефти, когда баланс выйдет в ноль. Последний раз, когда наблюдалось такое положение, это была отметка 103 доллара за бочку марки Brent (второй квартал 2013 года).

Доллар вносит коррективы

Отличие нынешней ситуации от той, что сложилась тремя годами ранее, — это изменение денежно-кредитной политики в США, которая всегда отражается на стоимости сырьевых товаров, таких как нефть. В нынешней ситуации при прочих вводных идеальная цена вряд ли будет близка к 100 долларам за баррель, так как укрепление мировой резервной валюты на один процент заставляет в среднем дешеветь нефть на 4 процента, замечал ранее министр энергетики РФ Александр Новак.

Плюс в период резкого роста цен на нефть политика Федеральной резервной системы США сводилась к понижению ставок и включению печатного станка (программа количественного смягчения), что делало доллар более дешевым и, как следствие, покупку товаров, номинированных в долларах, более доступной для иностранных лиц.

В декабре прошлого года Федрезерв впервые за девять лет повысил базовую ставку, но незначительно — на 0,25 процента. Отчасти это тоже «помогло» нефти серьезно обрушиться через месяц. С тех пор ФРС взяла паузу, которая, как ожидают аналитики, прервется к концу этого года. Участники рынка на минувшей неделе выше всего оценивали вероятность повышения ставки 14 декабря (42,8 процента), следовало из цен фьючерсов на 30-дневную ставку по федеральным фондам.

Если прогнозы оправдаются, то доллар начнет укрепляться к корзине из шести мировых валют, что сделает более дорогими товары, номинированные в долларах, для иностранных покупателей. Нефть пойдет вниз.

Россия ищет пути дохода

К сумме перечисленных факторов добавляется еще один — стабильный прирост добычи нефти в странах ОПЕК и в России. Так, картель в июне-августе стабильно добывает более 33 миллионов баррелей в сутки, говорится в его сентябрьском отчете. Формально квота на производство черного золота при этом остается на уровне 30 миллионов баррелей. Россия на фоне грядущих договоренностей о заморозке нарастила производство нефти и газового конденсата до 11 миллионов баррелей в день в начале осени и держала марку в течение чуть более недели.

Заморозка добычи ведущими нефтедобывающими странами мира может быть зафиксирована на уровне июля-сентября текущего года. Этот вариант обсуждался российским минэнерго с саудовскими коллегами. На фоне этого наращивание производства выглядит вполне логичным.

60 долларов за баррель — желаемая цена нефти для экономик России и стран ОПЕК, но при такой стоимости американские добытчики начнут разрабатывать новые технологии добычи

Любое повышение цен благодаря переговорам или естественным подвижкам на физическом рынке для нашей страны положительно: компаниям недостает инвестиционной активности, федеральной казне — доходов, а заложенная на 2016 год в бюджет цена нефти на уровне 50 долларов пока не пересмотрена. При подготовке проекта бюджета на 2017-2019 годы Минфин России исходит из прогноза 40 долларов, а стрессовый сценарий рассматривает цену нефти на уровне 30 долларов, что власти пока считают нереальным сценарием.

Еще один плюс в плане заморозки добычи заключается в том, что, вероятно, к концу года сделать традиционный рывок для наращивания добычи не получится, а значит, заморозка производства не потребует от российской стороны прикладывать особые усилия — это получится сделать естественным путем. Тем не менее выход на плановые 540-544 миллиона тонн, скорее всего, воплотится в жизнь, уверены в минэнерго.

Комментарий

Без ОПЕК не было бы никаких переговоров

Гурген Гукасян, старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН:

— Переговоры о заморозке добычи в апреле этого года проходили при других первых лицах. Сейчас в них будут участвовать новый генсек ОПЕК Мохаммед Баркиндо и саудовский министр нефти, президент Saudi Aramco Халид Аль-Фалих, а за экономическую повестку в стране теперь отвечает второй заместитель премьер-министра 30-летний Мухаммед бен Салман.

Полагаю, что с таким составом участников можно ждать от переговоров по заморозке здравых предложений, например, установления потолка добычи. Рассчитывать на радикальные меры, такие как сокращение производства, не стоит.

Все же саудиты на встрече продолжат исходить из своих жизненно важных интересов, среди которых желание оставить за собой значительную долю рынка. Этому могут помешать несколько факторов, в том числе возвращение на мировой рынок сланцевых производителей и развитие арктических проектов.

Позиция Саудовской Аравии будет осторожной. Вводить эмбарго на наращивание добычи и резко повышать цены — не их стратегия. С другой стороны, хорошо видно, что низкие котировки серьезно затрагивают экономику и бюджет Королевства. У него серьезная программа диверсификации экономики, но ощутимых результатов она еще не принесла. Выход — как можно чаще участвовать в позитивных для мирового рынка встречах, причем желательно в составе ОПЕК.

Сам картель продолжает расширяться: этим летом к нему присоединился Габон, а прошлой зимой — Индонезия. Несмотря на то что ОПЕК изжила себя как кардинальный регулятор рынка, внутри него государства все еще умеют договариваться. Есть опыт взаимных решений, разработок, инвестиций, то есть это многоаспектная организация. Небольшим игрокам типа Габона или африканских стран членство в ней более интересно. К тому же если бы не было ОПЕК, то не было бы даже возможности переговоров большого числа добытчиков с РФ.

У всех общие интересы. Большинству членов ОПЕК заморозка необходима, так как на доходах сказываются менее благоприятные условия добычи. Тот же Иран в других обстоятельствах выступал бы более резко, но так как он пока наращивает мощности после снятия санкций, он более сдержан в своей позиции.

Источник: m.news.rambler.ru